кошка

ничего особенного - жизнь, как жизнь

"если что-нибудь петь, то перемену ветра"...

случайное
кошка
bu_bastis
Не тот счастлив, кто избегает боли. Боль - неизбежна, как ночь. Смена ощущений - неизбежна. И что толку мне прятаться от нее в ожесточенное сопротивление, одевать сердце броней равнодушия и цинизма, обижаться на мир, который швыряется в меня болью, как бы я ни старалась заслужить счастье и покой? Или вот еще: народ активно пользуется дзеновыми методами типа: мне все по хуй - я сделан из мяса, и все остальное - тоже...
Эти способы мне ни разу еще не помогли стать счастливее, если уж быть с собой совсем честной. Зато уж точно сократили время, которое отмерено мне на хорошее и радостное. А ведь мои эмоции - только лишь светофильтр, через который я вижу мир. Ну, тупо: розовый - когда в кайф, сепия - когда плохо. Ну и что? Через темные фильтры мир пусть и иначе, но прекрасен не менее. И глупо от него отгораживаться. Времени жалко. Жизнь, банально, и так короткая очень, чтобы еще тратить время на то, чтобы ее избегать...

случайное
кошка
bu_bastis
Забавно. Умные и добрые люди искренне считают Бога чем-то внешним. Библию цитируют подробно...
Он от нас вообще не зависит и играет нами, бедными, по своему произволу. Такая игра в одни ворота нам всегда удобна. Не нужно напрягаться, чтобы стать жертвой чужого произвола, а тем более божественного - это даже почетно. А считать Богом себя - это неприлично даже. Потому что тогда же получается, что никто, кроме тебя за твою жизнь не отвечает. И, выходит, и опереться не на кого, и проклясть некого. И вообще, придется самому творить мир... А это трудный, тяжелый и болезненный процесс, успех которого никто не гарантирует...
Забавно.
Метки:

случайное
кошка
bu_bastis
Позвонить и сказать: давай встретимся, мне очень нужна твоя помощь.
А он спросит: что случилось?
А я скажу: знаешь, так долго и невозможно после стольких лет объяснить по телефону. И вообще объяснить невозможно. И не нужно. Ты приходи просто и не бойся ничего.
А он ответит: да я не боюсь...
А я скажу: вот и славно. И назначу встречу в кафе. На ближайшее время, чтобы не передумать.

Он придет и скажет: Ну?
А я скажу: Знаешь, ты сильный, добрый, и, сквозь логику и жизненный опыт, я знаю, что ты меня любишь. Я не посмею ничего, потому что, чем меньше будет след, который оставит на твоей жизни эта встреча - , тем ближе это к моим чаяниям. Можно, я просто положу руки на стол, а голову - на руки, а ты меня погладишь по голове? Ты не говори ничего. И я не буду говорить и плакать не буду. Посижу так некоторое время, недолгое - встану, скажу спасибо и уйду...
А он посмотрит на меня. Долго и внимательно, будто перед тем как шагнуть за черту таможенного контроля, уезжая в безвозвратную эмиграцию.. И скажет: Нет, малыш.

Тут качнутся плоскости сознания, реальность белой водой захлестнет дыхательные пути, мир накренится...

И вот тут я в очередной раз пойму, что, оказывается, я все еще могу сама. Хотя только что я обратилась к способу, который последний раз выручал меня 14 лет назад, и с тех пор я мне ни разу не было настолько плохо, чтобы посметь..

А потом я почувствую бесконечную благодарность и любовь к этому человеку, сильному и доброму, каких больше нет на свете. И скажу ему: спасибо тебе, Андрюша, будь счастлив, родной мой.

случайное
кошка
bu_bastis
Иногда тянет написать. Ну, просто, мысль годную зафиксировать. Но руки, а точнее - пальцы, слабеют и вянут, как представлю, что вот все это, разбегающееся широко в центрифуге под черепной коробкой, придется втиснуть в писанное. Это - лень.
Иногда хочется поделиться настроением или находкой душевной, которую, так-то, трешь долго меж извилин, шлифуя грани. Но тут ко времени всплывает четкая формула, к которой долго себя приучала: а кому оно надо?.. Это - гордыня.
Иногда увижу красивое, которое не то что за сердце схватит - надпочечники встряхнет, выплескивая гормоны - и к горлу подступит никем как бы не благословленный долг: транслировать, отразить, донести. Тут сажусь, канеш, к ноутбуку, начинаю чего-то стучать... Перечитываю строку и понимаю: той моей дрожи в ней - капля. В бочке. Это - бесталанность.
Вот так и молчу все время...

просто как-то к мысли пришлось...
кошка
bu_bastis
..."Да будет воля твоя, Отец небесный, миловать странников, гонимых не только силою судьбы и жестоких властителей, но и голодной тоской их мятежных душ, бесконечно зовущих дорогу"...

Майские пролетели, похоже, вместе с черногорским первопроходом. Путораны - мимо, осенний Юкон - тоже. Белая вода все как-то обтекает меня в последнее время... Зато зовет и манит неоткрытая толком Европа. Ар-нуво Львова, Риги, Таллина, если повезет - то и Барселоны. Барахолки, улицы, встречи нежданные звездами яркими. Маман дала добро на сентябрьское вокруг Европ плаванье - так что все будет добре). Перепадет червяка заморить голодной тоске мятежной души)). Поскорее бы только...

ВЫСОЦКИЙ. СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ.
кошка
bu_bastis
Не планировала это писать. И вообще миллион лет тут ничего не писала. Да и не писатель я, в принципе). Но отчего-то очень задели отзывы о фильме некоторых людей. Тех, от которых я как раз ожидала понимания. Поэтому - пишу. Не могу промолчать.
Владимир Семенович Высоцкий воспринимался многими поколениями людей не как живой человек. Как образ, идол, икона. Это не удивительно. Транслировал он для миллионов и миллионов, а рядом с ним были десятки, близко - единицы. Создателям фильма удалось сделать то, что в кино вообще случается очень редко. Они показали ЖИВОГО человека.
Учитывая то, что с биографией Высоцкого я, пусть в общих чертах, но знакома, попытаюсь рассказать, что увидела в этом фильме я.
В. имел в совке (я имею ввиду государство) статус редкого, охраняемого, но постоянно контролируемого зверя. Он практически не пел со сцены песни, содержащие откровенную крамолу. Но опасность для общей совковой идеи безусловно представлял хотя бы уже потому, что его песни, не развлекательные, слушала и душами впитывала вся страна. Его нельзя было убрать - все ж таки не сталинские времена - слишком на людях, слишком известен, слишком любим. Да особо и не за что, кроме явных нарушений по ведомству ОБХСС. Он же под знамена не призывал. Поэтому его "вели", "пасли", но особо не прижимали. Его держали в узде за счет тех, кто был к нему близок. Сажали - именно их. В фильме в эту ситуацию поставлены почти все люди из окружения В. А в самом начале вскользь замечено: «после концерта в Уфе взяли двоих». В. знает об этом. Знает все те многие годы, которые были до фильма. Знает о том, что для того, чтоб абстрактные миллионы людей услышали его песни, должны пострадать люди вполне конкретные. И оставить этот процесс он был не в силах. Потому что для этого он должен был замолчать.
В. был любим практически всенародно. Его узнавали на стойках регистрации в аэропортах. И любили. Не представляю себе человека, который бы сумел в такой ситуации остаться монахом и не воспользоваться благами, которые ситуация ему предоставляла. Люди из рабочего окружения В. отмечали за ним склонность к вещизму (мерседес и шмотки, привозимые из поездок во Францию); звездной болезни и понтам (способность легко крутануться через двойную сплошную на Новом Арбате) - звезде прощались и не такие закидоны; меркантилизм (была возможность заработать огромные по тем временам деньги, делая любимое дело, да еще и не теряя при этом всенародной любви). Все эти, такие человеческие, черты набросаны в фильме легкими, но четкими штрихами. Мастерски.
В., нравится это нам сейчас или нет, был тяжело больным человеком. Наркоманом. Это - правда. И, если авторами была поставлена задача нарисовать ЖИВОГО человека, они не могли от этого отмахнуться никак. В комментах часто встречается мнение о том, что из хулиганистого, протестующего В. сделали "бревно", которое не проявляет ни малейшей попытки "бороться" или хотя бы "злиться" на себя за непротивление собственной слабости. Да, не борец он уже был в то время, которое в фильме показано. Если кто не в курсе, поищите в сети про то, что происходит с людьми после многолетнего употребления опиатов. Только не надо пробовать. Потому что вряд ли у вас получится потом с этим "бороться"... А он уже и не пытался. Он знал, что доживает. Когда начинал, хулиганистым и ярким распиздяем - не знал. А теперь - поздняк метаться. Люди, которые близкие - тоже знают об этом. Не так, как он сам, конечно. Потому что живые и здоровые имеют более сил надеяться. Но знают все равно. И родители (потому и не настояли на госпитализации), и циничный доктор (потому и достает для него наркотик), и даже Татьяна (потому и извиняется за свой крик души, предлагая ему молочка попить - бесполезно уже доказывать и бороться). Они просто пытаются не думать о неизбежности близкого конца любимого человека. они только говорят: Спасибо, что живой...
Далее слегка отклонюсь от сюжета. Миллиарды человек живут на планете. Не знаю, сотни ли, десятки ли, единицы ли осознают - зачем. Но оспаривать то, что подобное осознание, в принципе, возможно, я бы не стала. Поэты масштаба Высоцкого исполняют явное предназначение - безусловно. Осознают его - когда как. Возможно, нахождение на грани жизни и смерти ускоряет и обостряет понимание собственной миссии. У меня из фильма сложилось четкое впечатление, что в то время жизни Высоцкий - уже ПОНИМАЛ, зачем он живет. То, что он творил на своей расстроенной гитаре, хрипящим баритоном, текстами на абсолютно любую тему - каким-то образом задевало в миллионах людей самое главное: то, что делает людей людьми. Высоцкий будил спящие человеческие души. Без призывов, без гимнов, без девизов и речевок - ему это каким-то образом удавалось. Подобное понимание, учитывая масштабы последствий ( как минимум, одна огромная страна), есть тяжкая ответственность. И, пока не иссяк неведомой природы источник внутри - остановиться и замолчать ты не имеешь права. Даже если приходится держаться за микрофон, чтобы устоять на ногах. Даже если овал лица деформирован адской болью. Даже если - холодный пот абстинентного синдрома. Даже если отказывает голос. Все равно - молчать нельзя. Не в праве.
Здесь приведу аллегорию, которая была оценена как "неприличная", но умолчать ее я не могу, поскольку без нее не дотянешься до той основной идеи. которую я обнаружила в фильме. Самый яркий пример подобной миссии, простите - Иисус. Он - понимал, что ему дано рассказать людям, о том, что все они - человеки. И пока мог – рассказывал, не смотря ни на что.
Высоцкий - иными средствами, но тоже мог. И делал. Только он не был мифом, созданным умными, добрыми и усталыми людьми для того, чтобы все остальное человечество поверило, как сумело, в то, что добро - есть и идти к нему - надо, как бы тяжек ни был путь. В. - был живой человек (я часто употребляю в тексте это прилагательное "живой", но это только потому, что оно, как мне кажется, очень важно в различных контекстах - не зря же его и в название вынесли). Живой в том смысле, что не святой, а такой же, как все. Не злодей, не герой. Таких просто не существует. Такими их делает народная молва.
И вот когда выходишь уже после фильма на воздух, идешь молча, прикуриваешь сигареты одну от одной - тогда обрушивается и уже не отпускает громадное осознание того, что человек, реально ЖИЛ на свете и сознательно творил добро неимоверной ценой... И догоняет аллегория: только что мы просмотрели этюд-фантазию на библейские темы, товарищи люди...
О цене. Высоцкий молчит почти весь фильм. Потому что в его ситуации слова (кроме рифмованных) выглядят сильно запоздалыми, а кроме того, на них попросту нет сил. Никакие слова уже не могут помочь тем людям, которыми он до сих пор жив, и которым он причиняет такую боль. Тоже из комментов: "в этом фильме почти и нет Высоцкого. Его играет окружение". Как верно подмечено, черт побери! И как очищенно от пафоса и пронзительно по-настоящему -показано... Он бы давно умер без этих людей. Даже к сюжету прибегать за иллюстрациями не буду - излишне, на мой взгляд.
В. понимает: он жертвует самыми близкими и любящими во имя тех, кому важнее не он сам, ЖИВОЙ, а его образ и песни. Более того, он-то, в отличие от миллионов, знает: песни рождаются в нем от Бога. А возможность донести их до человечества обеспечивают те самые люди, которых никто потом не узнает в лицо, не вспомнит, не поблагодарит.
О близких людях. В фильме, как и сам Высоцкий, все они – ЖИВЫЕ. Доктор – циничен, еврей-организатор – труслив, продюсер (или кто он там) – продажен, девочка – наивна. Можно еще покопаться и продолжить раскадровку образов, но, по-моему – ни к чему. Они все из жизни. Не случайно подвиг их остался незамеченным многими теми, кто посмотрел фильм. В мирной жизни почти нет места громким подвигам. Не знаю, осознают ли они свою апостольскую функцию – там явно об этом не сказано, а значит, незачем накручивать - говорю только о том, что бросается в глаза. Каждый из окружения В. совершает подвиг во имя того, чтобы он жил и писал. Кто-то, по природе более чистый и честный - ложится на ГБшную амбразуру, готовый заплатить не жизнью, но, свободой. Кто-то – убивает внутренних драконов трусости и алчности – и очищается тем самым, кто-то – просто пытается облегчить существование поэта казалось бы малой (а поставьте-ка себя на место Севы!) ценой короткого позора и освистания… Но все они – приносят осознанную жертву для того, чтобы добро достигло миллионов. Они не могут поступить иначе. Кроме того все они видят, как он умирает. Все, что они могут сделать – это сдерживать слезы, как Таня в последних кадрах. И любыми средствами пытаться облегчить неизбежную боль и удержать на тонких ниточках еще хоть ненадолго. Потому что все знают, что скоро уже все неизбежно закончится, но благодарят за то, что ЖИВОЙ.
А Высоцкий – принимает жертву и несет ее, как крест . У него нет выбора. Он должен ДОПЕТЬ ДО КОНЦА. Он не сможет без них. Он просит прощения и говорит своим близким, любимым и любящим: Спасибо, что живой…
Там еще много моментов искренних и ярких в этом фильме. Сцена на базаре, например. Когда силы ненадолго возвращаются, В. так красиво заставляет своих товарищей забыть об их боли: он же актер, замечательный актер. Он может своей игрой на какое-то время осушить их слезы - и тогда они смеются и радуются. Это то малое, чем он может облегчить самым своим дорогим их ношу, не снимая с себя - своей. Или еще прощения может попросить у отца…
Что касается благородного ГБшника, который для многих затмил самого В. На мой взгляд, этого персонажа можно было бы и попроще сделать. Самый грубый мазок во всем фильме. Ну, еще, может быть, музыка, которая настырно пытается усилить видеоряд чисто по-голливудски. Можно было б заморочиться более тонко. Это 2 момента, с ходу были мною оценены ниже, чем все остальное. Наверное, и еще какие-то шероховатости есть. Но выискивать их мне не хочется, потому что фильм ими все равно не испортишь. Цельную, гениальную вещь невозможно исказить отдельными нюансами.
Я давно, а может быть – в силу собственного малого знания о синема – никогда не смотрела таких замечательных фильмов. Я не знаю, насколько правильно я все увидела и поняла, и совсем не уверена, что смогла понятое адекватно изложить. Мне бы очень хотелось узнать, насколько мое понимание совпадает с точкой зрения авторов фильма. Почему-то для меня это очень и очень важно. Если кто-то может поделиться ссылкой на ресурсы, где можно было бы узнать позицию авторов – я была бы благодарна.
Спасибо тем, дочитал до конца и извините за возможный излишний пафос и эмоциональную перегруженность текста – это меня действительно за живое задело…

случайное
кошка
bu_bastis
Мне плохо.

случайное
кошка
bu_bastis
Любой аэропорт - полоса отчуждения.
Ночь в аэропорту - бокал белого одиночества до краев.
Я опоздала на поезд.
Переночевала на светлом кругу.
Ни обиды, ни боли - только пустота.
Закончились мои московские университеты?...

случайное
кошка
bu_bastis
Я еще на работе.
Уходить пока не собираюсь.
Потом соберусь,
проберусь через стеклянно-гипсокартонные лабиринты офисного центра,
задохнусь режущим горло воздухом,
добегу до маршрутки, прижимая руками куртку к голому пузу (джинсы на бедрах),
всуну в уши Marco di marco или Chet Baker'а,
выйду у метро,
затянусь жадно сигаретой на короткой перебежке до тепловой завесы междверного пространства на входе в метро, отмечусь Ультралайтом на турникете,
подвигаю глазами вдоль эскалатора - там люди и рекламные щиты,
удержусь с трудом на краю платформы под потоком ветра из туннеля,
расслаблю мозг до Комсомольской,
протиснусь между хот-догом и шаурмой,
куплю билет на последнюю электричку
и погружусь в холодную квинтэссенцию одиночества, которую они возят по ночам из Москвы в область и обратно.

не дай вам Боже никогда этих московских ночных электричек...

случайное
кошка
bu_bastis
Давно тут не была.
Заглянула в чужие аккаунты, как, идя по старой улице, где дома приземисты, а окна доступны чужому взгляду , бывает, заглядываешь в эти самые окна. надо сказать, Странички нынче стали ярче, а опции - разнообразнее. И моя собственная на фоне этого великолепия выглядит бледненько, а также голубенько-серенько)...
Подумалось о том, что и в онлайне у меня все так же, как в реальной жизни: Нет дома, который можно было бы украшать. который хотелось бы украшать.
Я сменила город в надежде обрести этот самый Дом. Ну, я не рассчитывала, что сразу, что свалится манной небесной, что будет подарено просто так... Я ожидала открытых сражений, кружевных интриг, тягомотной рутины. Но у меня была надежда.
Я даже думала, что все у меня идет по плану. Мой личный внутренний 1С скрупулезно учитывал достижения и потери, даже самые маленькие, и в, общем, сальдо складывалось как бы в мою пользу.
И вчера вечером тоже ничего особенного не произошло. Подумаешь, афганка крепкая попалась, с кем не бывает...
Только я сегодня все помню про вчерашний вечер.
Хотелось расслабить мозг, обнулить систему, перегруженную задачами до того, что обложки книг - это у меня-то! - вызывают отвращение. Ибо под ними - ИНФОРМАЦИЯ!!! Снова информация, я по самую риску забита информацией - цифрами, процентами, контактами, реквизитами, выписками, проводками, схемами, проектами, яндекс-пробками, сметами, оргвопросами... у меня 2 телефона и 4 симкарты к ним. У меня в рюкзаке Yota, СкайЛинк, iBank'и, Kingston'ы, и 2 ноутбука...
Я отдала машину, потому что когда нет машины, я могу взять после работы пива, войти в метро и включиться в общий поток, в котором не надо ни о чем думать, даже не надо думать о том, куда свернуть, ибо московское метро отличается предельно внятной системой навигации. И там в вагоне я могу закрыть глаза (а за рулем я не могу закрыть глаза). И свистящий полет метропоезда отключит меня до Менделеевской. Только до нее, потому что там - по-любому переход на кольцевую... И там еще мобилы отключается, да...
Ну вот, в общем, отвлечься хотелось. Гаш снимает напряжение и все такое. Была установка: тупо хихикать, а позднее чуть - предаться безудержному сексу. Такие были планы на вечер.
Так большинство адекватных людей ведет себя в соответствующей ситуации,да?
Но сбычи мечт не случилось. Я рыдала в голос, выла с балкона в сочащееся холодными каплями небо. Я умирала.
Я ненавидела весь мир и сообщала об этом всему миру. И они хватали мою голову, и пытались удержать ее во впадине между шеей и плечом, чтобы было не так громко, чтобы я заткнулась наконец, чтобы уснула, чтобы забыла о том, как устала, и как у меня все, на самом-то деле, безнадежно...
Они еще смеялись, канеш, потому что большинство адекватных людей от этого смеется...
Я проснулась утром. Я вспомнила то главное, что поняла вчера: Все бесполезно и безнадежно. Моя готовность перешагнуть через себя и делать то, что нужно ему - бессмысленна. Потому что он меня не любит.
А к вечеру меня отпустило.

?

Log in